Финансовый омбудсмен назвал банкротство единственной надеждой должника

Такая характеристика процедуре банкротства была дана Павлом Медведевым относительно ситуации одного из наших клиентов

Процедура банкротства, хоть и появилась в России 2 года назад, до сих пор остается незнакомой для граждан. В лучшем случае о ней что-то слышали. Многих отпугивает даже просто слово «банкротство». Его негативная коннотация, укоренившаяся давно и, как показывает уже практика, достаточно глубоко, на самом деле ничего не имеет общего с теми возможностями, которые открывает перед человеком процедура банкротства.  А открывает она прежде всего путь к новому жизненному этапу, расчищенному от долгов и различного рода ограничений.

За годы нашей практики (а мы работаем в этой сфере с самого начала – как только был принят закон «О банкротстве физлиц») у нас накопилось много историй о том, как узнают наши клиенты о процедуре банкротства. До того, как прийти к единственно верному и законному способу избавления от долговых обязательств – объявления себя банкротом, граждане то пытаются договориться с банками (взаимовыгодного консенсуса, как правило, не получается), то еще больше погрязают в долговой яме из-за новых заемов, взятых для погашения старых. Кто в теме – понимают, что следует дальше. Это исполнительные производства, аресты счетов и имущества, невозможность работать «в белую» - снимаются средства в качестве погашения кредитов с любых счетов, заунывные и частые разговоры с представителями банков, коллекторских агентств.  Некоторые идут за помощью, порой просто советом к компетентным лицам. Один из наших клиентов, например, до того, как прийти к нам, обратился за помощью к финансовому омбудсмену Павлу Медведеву. В частности, Сергей Важенин просил оказать содействие в разрешении трудной ситуации: его задолженность перед банками составляет свыше 2 млн рублей, при этом исполнять обязательства он не может в связи с ухудшением материального положения. Павел Медведев в ответном письме отметил, что согласно действующему «Положению об общественном примирителе на финансовом рынке (Финансовом омбудсмене)» к компетенции Финансового омбудсмена отнесено разрешение гражданско-правовых споров, заявителем в которых является физическое лицо-клиент финансовой организации с суммой до 300 тыс. рублей». Как подчеркнул Финансовый омбудсмен, из-за того, что размер долга превышает указанную сумму, у него нет возможности принять заявление к рассмотрению. Павел Медведев вместе с тем посоветовал Сергею Важенину обратиться в Арбитражный суд с заявлением о признании его банкротом. «Если банки-кредиторы не пойдут Вам навстречу, то у Вас остается единственная надежда на поправки к Закону «О несостоятельности (банкротстве)», которые вступили в силу с 1 октября 2015 года».

Справочно: Павел Алексеевич Медведев – Общественный примиритель на финансовом рынке (Финансовый омбудсмен), доктор экономических наук. В 2015 году стал лауреатом Всероссийcкой премии финансистов «Репутация» в номинации «За вклад в повышение финансовой грамотности населения и защиту прав потребителей финансовых услуг».

С 1990 года по 2011 год занимался политической деятельностью. Был депутатом сначала Верховного совета  РСФСР, затем - Государственной Думы РФ.  С 2005 года занимал должность первого заместителя председателя Комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам. Участвовал в разработке нескольких десятков законопроектов, направленных на укрепление банковской системы и защиту интересов вкладчиков, в том числе и закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций».

Ответ финансового омбудсмена