Гендиректор НЦБ высказал мнение о прецедентном решении Верховного суда РФ

Впервые в правоприменительной практике банкротства физических лиц единственное жилье должника признано подлежащим к реализации. 

Такое определение вынес Верховный суд РФ относительно пятикомнатной квартиры в деле о личной несостоятельности Анатолия Фрущака. У должника еще есть возможность обжаловать решение, чтобы избежать включения недвижимости в конкурсную массу и продажи ее с торгов.

Этот случай уже вызвал у юридического сообщества, специализирующегося на банкротстве физических лиц, большой резонанс.
Эксперты приводят доводы, однозначно указывающие на гарантированный иммунитет единственному жилью банкрота, за исключением залогового недвижимого имущества. Речь о нормах Гражданского процессуального кодекса РФ и Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». 

Исходя из материалов банкротного дела (данные из Картотеки абитражных дел http://kad.arbitr.ru/Card/6d39da96-c946-44b9-9a35-458a64553ffd), у Анатолия Фрущака есть неисполненные долговые обязательства в размере 13 899 926 рублей перед одним кредитором Андреем Кузнецовым. Кроме пятикомнатной квартиры в Одинцово общей площадью 198 кв. м., имущества в собственности у должника для погашения заема нет. Арбитражный суд города Москвы в рамках процедуры реализации имущества исключил квартиру из конкурсной массы как единственное жилье. Однако кредитор Андрей Кузнецов, не согласившись с данным решением, подал кассационную жалобу в вышестоящую инстанцию – Верховный суд РФ

Спор между должником и кредитором длится уже более двух лет. Попытка получить обратно свои средства через продажу пятикомнатной квартиры должника ранее уже предпринималась Андреем Кузнецовым в рамках исполнительного производства. Тогда же Московским областным судом и были выявлены обстоятельства, свидетельствующие о недобросовестном поведении Анатолия Фрущака. В частности, как следует из определения Верховного суда, должник формально сделал данную квартиру единственным пригодным для проживания жильем, в то время как ранее она таковой не являлась. Именно эти обстоятельства и стали определяющими при вынесении решения в пользу кредитора.

Гендиректор НЦБ
Дмитрий Токарев

«Кроме доказанной недобросовестности должника, суд учел и большую общую площадь объекта недвижимости, которая явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения потребности должника и членов его семьи. Стоимость объекта также выше, чем кредитные обязательства Анатолия Фрущака. Пока на законодательном уровне не будут утверждены точные критерии, дающие основания для включения единственного жилья должника в конкурсную массу, должникам не стоит опасаться за свою недвижимость. На наш взгляд, данный прецедент так и останется частным случаем, не оказав существенного влияния на сложившуюся правоприменительную практику», - высказал позицию генеральный директор НЦБ Дмитрий Токарев.

Глава Национального центра банкротств также напомнил о другом случае, который произошел в судебной практике по взысканию кредиторами задолженности у физического лица. Дело рассматривалось задолго до принятия Закона о банкротстве физлиц. В частности, в собственности у должника было единственное жилье (дорогостоящий особняк), которое было реализовано для удовлетворения требований кредиторов. В качестве компенсации должнику была приобретена квартира из оставшихся средств после погашения обязательств перед банками.

Гендиректор НЦБ
Дмитрий Токарев

«Практика по реализации единственного жилья должника в случае значительного превышения стоимости такого имущества по сравнению с имеющимися кредитными обязательствами бывала и раньше. Однако временная дистанция между ними в 10 лет свидетельствует об единичности принятия решений судами в пользу кредиторов», - подчеркнул Дмитрий Токарев.